KZ 
Институт в послевоенный период (1945-1959 гг.)

          В сентябре 1945 года начался первый после окончания Великой Отечественной войны мирный учебный год. На всех пяти курсах к занятиям приступили 748 студентов, объединенных в 39 учебных групп. Несколько позже начались занятия в 11 группах подготовительного отделения и в 2 группах постоянно действующих курсов повышения квалификации инженерно-технических работников Министерства цветной металлургии СССР. Таким образом, в институте одновременно велись занятия в 52 учебных группах с общим контингентом обучающихся более тысячи человек.Разумеется, в условиях войны материальная база не могла быть расширена (кроме постройки хозяйственным способом нескольких помещений, барачного типа). После войны страна залечивала тяжелые раны, нанесенные фашистским нашествием. Главное усилие народа, основные его ресурсы были направлены на восстановление народного хозяйства, на возрождение жизни в западных районах, подвергшихся временной оккупации. Нельзя было поэтому рассчитывать на финансирование в ближайшее время строительства комплекса зданий для института, план которого был принят правительством еще до начала войны. Поэтому институт продолжал испытывать большие трудности. Не хватало помещений под учебные аудитории, под кабинеты и научные лаборатории. Институт Располагал единственным учебным корпусом (ныне корпус № 1), полученным от управления «Прибалхашстроя» в 1934 году. В нем имелось 7 учебных аудиторий с общей площадью 360 кв. метров, библиотека, читальный зал (49 кв. метров), физкультурный зал (80 кв. метров) и несколько кабинетов. Почти все 24 лаборатории размещались в неприспособленных зданиях. Не было ни одной более или менее значительной по размерам аудитории, где можно было бы читать сводные лекции. Поэтому приходилось дробить потоки, дублировать лекции. Во всех аудиториях и кабинетах занятия велись в 2—3 смены. В большинстве случаев лаборатории из-за тесноты, нехватки оборудования и препаратов могли обеспечить одновременно рабочее место 8—10 студентам, поэтому учебные группы делились на 2—3 подгруппы. Совершенно не оставалось места для проведения культурно-массовых мероприятий. Положение усугублялось еще и тем, что лаборатории, размещенные в холодных бараках, не могли вести нормальную работу зимой (примерно с ноября по март). Из-за этого научно-исследовательская работа носила подчас сезонный характер. Несмотря на усилия коллектива профессоров и преподавателей, а также лаборантов и аспирантов, сроки выполнения отдельных работ затягивались. О состоянии лабораторий института в отчете за 1945/46 учебный год говорилось: «Лаборатории оборудованы крайне недостаточно, а имеющееся оборудование чрезвычайно устарело. Подготовка специалистов немыслима без достаточного количества современного оборудования, так как нельзя без него выполнять научные исследования для промышленности». В годы войны институту пришлось отдать часть оборудования промышленным предприятиям. Скудный был и книжный фонд библиотеки, хотя в ней насчитывалось более 75 тыс. экземпляров. Но это были преимущественно устаревшие книги. В годы войны и в первое время после окончания ее существенного пополнения книжного фонда не производилось. Поэтому библиотека не располагала даже самыми необходимыми учебниками и учебными пособиями. Не хватало учебной литературы по металлургическим печам и топливу, по электротехнике, по геологии, начертательной геометрии, графике, иностранным языкам. За годы войны в связи с пребыванием в институте ряда крупных ученых страны,, приехавших в Алма-Ату по эвакуации, и усилением научно-исследовательской работы на кафедрах произошел довольно существенный рост научной и теоретической квалификации педагогических кадров. В 1945/46 учебном году в институте работали 5 докторов наук и профессоров, 21 кандидат наук и доцент. Большинство их защитили диссертации во время войны. Однако значительная часть профилирующих кафедр не была укомплектована высококвалифицированными и опытными специалистами. Вакантными оказались 8 должностей заведующих кафедрами, которые по штатному расписанию должны были занимать доктора наук. Штатным расписанием были предусмотрены также 31 должность доцентов кафедр и 12 доцентов — заведующих кафедрами. Фактически в институте работал всего 21 кандидат наук.
           В отчете института за 1945/46 учебный год отмечается: «В большинстве случаев на кафедрах имеется только по одному специалисту в данной отрасли науки, и в случае выхода некоторых из них из строя замена невозможна, институт вынужден идти на концентрированное ведение других дисциплин для выполнения учебного плана». Такое положение вызывало серьезное нарушение учебного процесса, значительно осложняло процесс последовательного и планомерного усвоения студентами учебного материала и в конечном счете отрицательно сказывалось на подготовке кадров. В течение послевоенной пятилетки Казахстан должен был значительно увеличить производство топлива, цветных и редких металлов, двинуть вперед возникшие в годы войны черную металлургию и машиностроение. Ответственными были задания в области повышения производительности труда. Требовалось коренное улучшение технологии и организации производства, освоение новой техники, которой оснащались промышленные предприятия. В связи с большими перспективами промышленного развития республики нужно было также постоянно усиливать разведку полезных ископаемых. В годы войны научные работники КазГМИ принимали деятельное участие в разработке крупных народно¬хозяйственных проблем. Необходимо было закрепить и расширить установившиеся деловые связи с заводами, рудниками, шахтами, геолого-разведочными организациями республики, Профессорско-преподавательский коллектив КазГМИ был способен решать крупные комплексные производственные и научно-теоретические проб¬лемы, направленные на дальнейшее улучшение технологического процесса в промышленности. В ходе развертывания научно-исследовательской работы нужно было обеспечить подготовку научных и педагогических кадров, привить определенные навыки в проведении научных исследований наиболее способной части студентов. Задача состояла в воспитании у будущих инженеров высоких моральных качеств на основе марксистско-ленинского мировоззрения.
               Коллектив института, возглавляемый коммунистами, проявил немалую настойчивость и инициативу, чтобы с честью справиться с возложенными на него обязанностями. Особенно трудной была борьба за изменение военного стиля руководства, практиковавшегося в годы войны. Дирекция института, усвоив методы административного руководства военного времени, связанные с напряженной обстановкой, еще продолжало в ряде случаев использовать их в своей работе и в первые послевоенные годы. Коллективное обсуждение важнейших вопросов учебной, научно-исследовательской и воспитательной работы в институте нередко подменялось приказами и администрированием. Это связывало творческую инициативу профессорско-преподавательского состава. В 1946/47 учебном году на работников института было наложено 37 административных взысканий, 4 преподавателя сняты с работы или были вынуждены «по собственному желанию» перейти в другие учреждения (в научно-исследовательские институты Казахского филиала Академии наук СССР). В приказе по Главному управлению горно-металлургических вузов МВО СССР от 20 декабря 1950 года отмечалось: «Дирекция института глубоко не изучает состояние учебной, научной, политико-воспитательной работы в вузе, часто не прислушивается к голосу более опытных работников, занимаясь голым администрированием. Дирекция создала в институте обстановку зажима критики и самокритики. Критика была только «сверху», критика «снизу» отсутствует». Необходимо также отметить, что известная военизация института (введение званий, подобных воинским,формы для части профессоров и преподавателей, а также студентам горного факультета) наряду с положительной стороной имело и известные отрицательные последствия. Военизация давала определенное моральное право на применение военных методов в учебно-воспитательном процессе и даже в руководстве научно-исследовательской работой. Партийная организация (71 член и кандидат партии), опираясь на комсомольцев (390) и весь коллектив, вела настойчивую борьбу за изменение методов руководства, за безусловное выполнение задач, поставленных перед институтом. Крепкой опорой парторганизации становятся студенты и преподаватели-фронтовики, вернувшиеся в институт после демобилизации. В течение первого послевоенного учебного года из армии вернулись 50 студентов и четыре преподавателя. А всего в институт было принято 133 фронтовика. Это была довольно весомая сила, влившая в коллектив свежую струю. Бывшие фронтовики внесли в коллектив организованность, дух сознательной дисциплины, жажду знаний, твердость и инициативу в достижении поставлен¬ной цели. Сплоченные вокруг парторганизации, они цементировали коллектив, вели борьбу с косностью и бюрократизмом. Большое значение в улучшении учебно-воспитательной работы имела передача института в ведение Министерства высшего образования СССР. Включение института в систему специального министерства, занимающегося руководством деятельностью высших учебных заведений страны, серьезно улучшало возможности коллектива в приобретении накопленного другими вузами положительного опыта обучения и воспитания студентов, в совершенствовании учебных планов и т. д. В то же время за институтом, несмотря на переход в другую систему, были сохранены базы производственной практики. Крупные промышленные предприятия по-прежнему предоставляли студентам института рабочие места, охотно помогали им в ознакомлении с производственным процессом, в приобретении будущими инженерами навыков как непосредственного выполнения производственных операций, так и в организации и руководстве производством в бригадах, сменах, цехах и т. д. Иначе говоря, с переходом КазГМИ в ведение Министерства высшего образования СССР установившиеся деловые связи с производством полностью сохранялись и развивались. В то же время серьезно улучшилось методическое руководство учебно-воспитательной и научно-исследовательской работой. Министерство высшего образования СССР и его управление, ведавшее горно-металлургическими и строительными вузами, постоянно направляли коллектив КазГМИ на решение главных, ключевых проблем. На протяжении нескольких послевоенных лет усилия коллектива были направлены на уменьшение отсева студентов, на повышение успеваемости и сокращение пропусков занятий по неуважительным причинам. Отсев студентов в первом послевоенном учебном году был очень велик (29,2% всего состава). В последующие годы он постепенно уменьшался. Так, в 1946/47 учебном году он составил 14,1%, в 1947/48— 12,4%, в 1948/49 учебном году — 4,3%. Как видно, уже в 1948/49 учебном году отсев был сведен до минимума1. В архивных документах сохранились протоколы заседаний партийного бюро, комсомольского комитета и Ученого совета института, которые свидетельствуют о том, что в течение этих лет вопросы, связанные с борьбой с отсевом, обсуждались систематически. Об этом же свидетельствуют протоколы общих партийных собраний. Из этих документов можно установить, что главным направлением борьбы с отсевом студентов являлось усиление воспитательной работы в учебных группах и студенческих общежитиях, оказание помощи отстающим путем индивидуальных консультаций, а также оказание материальной помощи остро нуждающимся студентам. Положительное влияние на студентов оказывали беседы ведущих ученых института. Особенно большой популярностью пользовались выступления профессоров А. В. Бричкина, В. В. Стендера и других, проводившиеся в общежитиях среди студентов в форме живой и непринужденной беседы. В борьбе за улучшение качества подготовки инженеров, за выполнение плана выпуска, а также за развертывание научно-исследовательской работы коллектив института последовательно добивается успехов. 

 Далее...